50 оттенков серого читать

— Не смей себя трогать. Хочу, чтобы ты помучилась. Из-за того, что не рассказала и отказала в том, что принадлежит мне.
Его глаза пылают, он снова злится.
Я киваю, тяжело дыша. Кристиан встает, снимает презерватив, завязывает узлом и кладет в карман брюк. Я пялюсь на него, пытаясь восстановить дыхание, и непроизвольно стискиваю бедра, чтобы получить хоть какое-то удовлетворение. Кристиан застегивает ширинку, рукой приглаживает волосы и наклоняется за пиджаком. Когда он вновь смот рит на меня, его взгляд теплеет.
— Нам нужно вернуться в дом.
Неуверенно сажусь, меня слегка потряхивает.
— Вот, можешь надеть.
Из внутреннего кармана пиджака он достает мои трусики. Беру их с серьезным лицом, но в глубине души знаю — хотя меня и трахнули в наказание, я одержала маленькую победу. Моя внутренняя богиня согласно кивает, на ее лице довольная усмешка: «Тебе не пришлось просить».
— Кристиан! — зовет с первого этажа Миа.
Он поворачивается и поднимает брови.
— Как раз вовремя. Господи, порой она такая назойливая!
Бросаю на него угрюмый взгляд, торопливо возвращаю трусы на их законное место и встаю со всем достоинством, которое только возможно после того, как тебя только что оттрахали. Быстро привожу в порядок волосы — насколько это возможно после того, как тебя только что оттрахали.
— Миа, мы наверху! — кричит Кристиан, поворачивается ко мне и тихо произносит: — Ну что же, мисс Стил, я чувствую себя гораздо лучше, но все равно хочу вас отшлепать.
— Думаю, я этого не заслужила, мистер Грей, особенно после того, как подверглась неспровоцированному нападению.
— Неспровоцированному? Ты меня поцеловала!
Кристиан изо всех сил старается принять оскорбленный вид. Я поджимаю губы.
— Исключительно с целью защитить себя.
— От кого?
— От тебя и твоей чешущейся ладони.
Он склоняет голову набок и улыбается. Слышно, как Миа, стуча каблуками, поднимается по лестнице.
— Но ты же вытерпела? — тихо спрашивает Кристиан.
Я краснею.
— С трудом, — шепчу я, но не могу скрыть самодовольной усмешки.
— А, вот вы где! — Миа широко улыбается.
— Я показывал Анастейше окрестности.
Кристиан подает мне руку, серые глаза смотрят серьезно. Я беру его руку, и он слегка сжимает мою ладонь.
— Кейт и Элиот уже уходят. Как вам эти двое? Оторваться друг от друга не могут. — Миа вздыхает с притворным осуждением и смотрит на нас с Кристианом. — А вы тут чем занимались?
Вот нахалка! Я заливаюсь густой краской.
— Я показывал Анастейше свои награды в гребле, — не моргнув глазом, отвечает Кристиан. Его лицо непроницаемо. — Пойдем, попрощаемся с Кейт и Элиотом.
Какие еще награды в гребле? Кристиан осторожно притягивает меня к себе и, когда Миа поворачивается к лестнице, шлепает по заду. Я ахаю от неожиданности.
— Я повторю это, Анастейша, и очень скоро, — тихо угрожает он в мое ухо, потом обнимает меня сзади и целует мои волосы.
Мы возвращаемся в дом, когда Кейт и Элиот прощаются с Грейс и мистером Греем. Кейт крепко меня обнимает.
— Нам нужно поговорить о Кристиане. Зачем ты его подначиваешь? — шиплю я в ее ухо.
— Чтобы ты увидела, что он собой представляет. Осторожнее, Ана, он так любит командовать! — шепчет она. — Увидимся позже.
«Я ЗНАЮ, ЧТО ОН СОБОЙ ПРЕДСТАВЛЯЕТ, А ТЫ — НЕТ!» — мысленно кричу я.
Понимаю, что поступки Кейт продиктованы добрыми побуждениями, но порой она переходит всякие границы, вот как сегодня — она практически уже в другом штате. Хмуро смотрю на нее, она показывает мне язык, и я невольно улыбаюсь. Игривая Кейт — это что-то новенькое, должно быть, влияние Элиота. Мы машем им на прощание, и Кристиан поворачивается ко мне.
— Нам тоже пора, у тебя завтра собеседования.
Прощаемся, и Миа дружески меня обнимает.
— Мы думали, он никогда никого не найдет! — вырывается у нее.
Я краснею, а Кристиан вновь закатывает глаза. Поджимаю губы. Почему это ему можно, а мне нет? Хочу тоже округлить глаза, но не осмеливаюсь, вспомнив его угрозу в эллинге.
— Ана, милая, береги себя, — ласково говорит Грейс.
Кристиан, смущенный или раздосадованный заботливым вниманием, которое оказывают мне оставшиеся члены его семейства, хватает меня за руку и притягивает к себе.
— Вы ее напугаете или избалуете своими нежностями, — ворчит он.
— Кристиан, перестань дурачиться, — снисходительно выговаривает ему Грейс, ее глаза светятся любовью к сыну.
Я почему-то уверена, что он не дурачится. Исподтишка наблюдаю за ними. Очевидно, что Грейс его обожает, любит безусловной любовью матери. Кристиан наклоняется и сдержанно ее целует.
— Мама, — говорит он, его голос скрывает какое-то чувство, может, благоговение?
Когда прощание закончено, Кристиан ведет меня к машине, где ждет Тейлор. Неужели он прождал все это время? Тейлор открывает мне дверь, и я проскальзываю на заднее сиденье «Ауди».
Чувствую, как напряжение понемногу отступает. Ох, ну и денек! Я вымотана физически и морально. После короткого разговора с Тейлором Кристиан садится рядом со мной и поворачивается ко мне.
— Похоже, моей семье ты тоже понравилась, — бормочет он.
«Тоже?» В моем мозгу вновь возникает удручающая мысль о том, как меня пригласили. Тейлор заводит мотор и выезжает из круга света на подъездной дорожке в темноту шоссе. Пристально смотрю на Кристиана, он глядит на меня.
— В чем дело? — тихо спрашивает он.
Я сразу теряюсь. Нет, нужно ему сказать. Он вечно жалуется, что я с ним не разговариваю.
— Думаю, тебе ничего не оставалось, как пригласить меня к твоим родителям, — тихо и нерешительно говорю я. — Если бы Элиот не позвал Кейт, ты бы не позвал меня.
В темноте не видно его лица, но он изумленно наклоняет голову.
— Анастейша, я рад, что ты познакомилась с моими родителями! Откуда в тебе столько неуверенности? Меня это поражает. Ты — сильная, самодостаточная молодая женщина, но, похоже, не в ладу с собой. Если бы я не захотел, чтобы ты с ними встретилась, тебя бы здесь не было. Так, значит, все это время ты сомневалась?
Вот это да! Кристиан хотел, чтобы я поехала с ним! Судя по всему, он говорит искренне и ничего не скрывает. Кажется, он действительно рад, что я здесь… Я чувствую, как по венам разливается приятное тепло.
Кристиан качает головой и берет мою руку. Я нервно смотрю на Тейлора.
— Забудь про Тейлора. Поговори со мной.
Я пожимаю плечами.
— Да, сомневалась. И еще — я сказала про Джорджию потому, что Кейт говорила о Барбадосе. На самом деле я еще не решила.
— Так ты хочешь повидаться с мамой?
— Да.
Кристиан странно смотрит на меня и молчит, как будто борется с самим собой.
— Можно мне поехать с тобой? — спрашивает он наконец.
Что?!
— Э-э-э… Не думаю, что это хорошая идея.
— Почему?
— Я надеялась, что отдохну от… этой настойчивости, и спокойно обо всем подумаю.
Он ошеломленно смотрит на меня.
— По-твоему, я слишком настойчив?
Я не могу удержаться от смеха.
— Это еще мягко сказано!
В свете проносящихся мимо фонарей вижу, что у Кристиана кривятся губы.
— Вы смеетесь надо мной, мисс Стил?
— Я бы не посмела, мистер Грей, — отвечаю я с притворной серьезностью.
— А мне кажется, что посмели. Вы смеетесь надо мной, причем часто.
— Вы довольно забавный.
— Забавный?
— О да.
— Забавный в смысле смешной или в смысле с приветом?
— О… и то и другое, причем чего-то намного больше.
— Чего именно?
— Догадайся сам.
— Боюсь, в отношении тебя ни одна догадка не будет верной, Анастейша, — язвительно замечает Кристиан, а потом тихо добавляет: — О чем ты хочешь подумать в Джорджии?
— О нас, — шепчу я.
Он бесстрастно смотрит на меня, потом говорит:
— Ты сказала, что попробуешь.
— Я знаю.
— Ты передумала?
— Возможно.
Кристиан ерзает, словно ему неудобно сидеть.
— Почему?
Вот дерьмо. Как случилось, что этот разговор вдруг стал таким серьезным и важным? Совершенно неожиданно, как экзамен, к которому я не готова. Что ему сказать? Кажется, я тебя люблю, а ты видишь во мне только игрушку? Потому, что не могу к тебе прикасаться и боюсь проявлять чувства — ты или закроешься, или отругаешь меня, или еще хуже — ударишь? Что сказать?
Отворачиваюсь к окну. Машина переезжает через мост. Мы с Кристианом погружены во тьму, которая скрывает наши мысли и чувства, хотя для этого нам не нужна ночь.
— Почему, Анастейша? — настаивает Кристиан.
Я пожимаю плечами. Своим вопросом он загнал меня в угол. Не хочу его терять, несмотря на все его требования, потребность все контролировать, пугающие наклонности. Я никогда не чувствовала себя такой живой, как сейчас. Мне нравится сидеть рядом с ним. Он такой непредсказуемый, сексуальный, умный и забавный. Вот только его причуды… да, и он хочет причинять мне боль. Он говорит, что учтет мои возражения, но я все равно боюсь. Что сказать? В глубине души я просто хочу большего, больше привязанности, больше веселого и игривого Кристиана… больше любви.
Он сжимает мою ладонь.
— Говори со мной, Анастейша. Я не хочу тебя потерять. Эта неделя… — Он замолкает.
Мы подъезжаем к концу моста, дорогу вновь заливает неоновый свет уличных фонарей, и лицо Кристиана то освещается, то исчезает во тьме. Подходящая к случаю метафора. Этот человек, которого я когда-то считала романтическим героем, одновременно и храбрый белый рыцарь в сияющих доспехах, и, по его собственным словам, темный рыцарь. Кристиан — не герой, а человек с серьезными эмоциональными расстройствами, который тащит меня во тьму. Смогу ли я вывести его к свету?
— Я по-прежнему хочу большего, — шепчу я.
— Знаю. Я попытаюсь.
Моргая, смотрю на него, он отпускает мою ладонь и осторожно тянет меня за подбородок, освобождая закушенную губу.
— Я попытаюсь, Анастейша, для тебя.
Он говорит так искренне, что я не выдерживаю. Расстегиваю ремень безопасности и забираюсь на колени к Кристиану, застав его врасплох. Обнимаю его за голову, крепко целую, и через какую-то долю секунды он отвечает на мой поцелуй.
— Останься со мной сегодня, — выдыхает он. — Если ты уедешь, мы целую неделю не увидимся. Пожалуйста.
— Хорошо, — уступаю я. — И я тоже попытаюсь. Я подпишу твой контракт.
Это спонтанное решение. Кристиан смотрит на меня.
— Подпишешь после Джорджии. Хорошенько все обдумай, детка.
— Обязательно.
Милю или две мы сидим молча.
— Тебе надо бы пристегнуться, — неодобрительно шепчет Кристиан в мои волосы, но не пытается снять меня со своих колен.
Я с закрытыми глазами прижимаюсь к нему, кладу голову ему на плечо и утыкаюсь носом в шею. Вдыхаю сексуальный аромат его тела, смешанный с пряным мускусным запахом геля для душа, и даю волю фантазии, представив, что Кристиан меня любит. Почти осязаемое ощущение и настолько реальное, что какая-то часть моего злобного подсознания ведет себя в несвойственной ему манере и робко надеется. Даже не пытаюсь прикоснуться к груди Кристиана, зато уютно сворачиваюсь в его объятиях.
Вскоре меня вырывают из моих грез.
— Мы дома, — шепчет Кристиан.
Какая волнующая фраза, в ней таится столько возможностей!
Дома, с Кристианом. Правда, у него не дом, а картинная галерея.
Тейлор открывает дверь машины, и я застенчиво благодарю, понимая, что он слышал весь наш разговор, но он лишь невозмутимо улыбается. Выйдя из машины, Кристиан окидывает меня недовольным взглядом.
О нет… а сейчас-то я что сделала?
— Почему ты без жакета? — сердито спрашивает он, снимает пиджак и накидывает мне на плечи.
Я облегченно вздыхаю.
— Он остался в моей новой машине, — сонно отвечаю я и зеваю.
Кристиан смотрит на меня с самодовольной усмешкой.
— Устали, мисс Стил?
— Конечно, мистер Грей. — Смущаюсь под его испытующим взглядом, но не упускаю возможности съязвить: — Сегодня меня подавляли самыми немыслимыми способами.
— Хм, если тебе не повезет, я, может, подавлю тебя еще разок, — обещает он, берет меня за руку и ведет в здание.
Ох, ничего себе… Еще?!
В лифте я не свожу глаз с Кристиана. Сначала я думаю, что он хочет, чтобы я спала с ним, но затем вспоминаю, что он всегда спит один, хотя несколько раз спал со мной. Я хмурюсь, и взгляд Кристиана сразу темнеет. Он берет меня за подбородок и высвобождает мою губу из зубов.
— Когда-нибудь, Анастейша, я трахну тебя в лифте, но сегодня ты устала, так что ограничимся кроватью.
Кристиан наклоняется ко мне, смыкает зубы вокруг моей нижней губы и осторожно тянет. У меня перехватывает дыхание, ноги подкашиваются, я чувствую, как глубоко внутри стремительно нарастает желание. Я отвечаю Кристиану — смыкаю зубы на его верхней губе, дразню его, он стонет. Лифт открывается, и Кристиан за руку тащит меня через фойе, к двустворчатым дверям и в холл.
— Хочешь выпить или еще чего-нибудь?
— Нет.
— Хорошо. Тогда пойдем в кровать.
Я удивленно поднимаю бровь.
— Ты согласишься на непритязательную старомодную ваниль?
Он склоняет голову набок.
— Не говори так. У ванили очень интригующий вкус, — выдыхает он.
— С каких это пор?
— С прошлой субботы. В чем дело? Ты рассчитывала на нечто более экзотическое?
Моя внутренняя богиня радостно поднимает голову.
— О нет. На сегодня с меня хватит экзотики.
Моя внутренняя богиня обиженно надувает губы и не скрывает разочарования.
— Уверена? У нас богатый выбор — по крайней мере, тридцать один вкус. — Кристиан похотливо улыбается.
— Оно и видно, — сухо говорю я.
Кристиан качает головой.
— Да ладно вам, мисс Стил, завтра у вас серьезный день. Чем быстрее вы окажетесь в постели, тем быстрее я вас трахну, и можете спать.
— Мистер Грей, вы прирожденный романтик.
— Дерзите, мисс Стил. Видимо, придется принять меры. Идем.
Он ведет меня по коридору в свою спальню, пинком закрывает дверь и командует:
— Руки вверх!
Я послушно поднимаю руки, Кристиан берется за мое платье и стаскивает его с меня через голову одним легким, почти незаметным движением, словно волшебник.
— Та-дам! — весело восклицает он.
Я смеюсь и вежливо хлопаю. Он улыбается с грациозным поклоном. Как можно перед ним устоять, когда он в таком настроении? Кристиан вешает платье на одинокий стул у комода.
— А какие еще фокусы ты знаешь? — дразню я его.
— О моя дорогая мисс Стил, — рычит он, — залезайте в мою постель, и я покажу.
— Может, мне стоит хоть раз побыть недотрогой? — кокетничаю я.
Его глаза удивленно округляются и блестят от радостного возбуждения.
— Ну… дверь закрыта. Не думаю, что вам удастся от меня сбежать, — ехидно замечает он. — Считайте, что дело сделано.
— Но я умею торговаться.
— Я тоже.
Он пристально смотрит на меня, и выражение его лица меняется, становится растерянным, и я чувствую, как между нами пробегает холодок.
— Ты не хочешь трахаться? — спрашивает Кристиан.
— Нет, — выдыхаю я.
Он хмурит брови.
Эх, была не была… Я делаю глубокий вдох и выпаливаю:
— Я хочу, чтобы мы занялись любовью.