50 оттенков серого читать

Кейт в экстазе.
— А что ему понадобилось в «Клейтонсе»?
Ее любопытство просачивается сквозь телефон. Я стою в подсобке, стараясь говорить как ни в чем не бывало.
— Случайно оказался поблизости.
— Уж больно много совпадений, Ана. Не искал ли он тебя? — задумчиво говорит она.
От этой мысли сердце екает, однако радость моя длится недолго. Как ни грустно, надо признать: Грей приезжал по делам.
— Он посетил экспериментальную ферму Вашингтонского университета. Финансирует какие-то исследования, — бормочу я.
— Да, он выделил им грант в два с половиной миллиона долларов.
Ого!
— Откуда ты знаешь?
— Ана, я журналистка, я собирала о нем сведения. Это моя работа — знать такие вещи.
— Ладно, Карла Бернстайн,[1] успокойся. Так тебе нужны эти фотографии?
— Разумеется. Вопрос в том, кто их будет делать и где?
— Мы можем спросить его. Он сейчас здесь.
— А ты можешь с ним связаться?
— У меня есть номер его мобильного.
Кейт шумно вздыхает.
— Самый богатый, недоступный, самый таинственный холостяк в штате Вашингтон запросто дал тебе номер своего мобильного.
— Ну да.
— Ана! Ты ему нравишься. Тут и думать не о чем, — произносит она убежденно.
— Кейт, с его стороны это простая любезность.
Еще не договорив, я понимаю, что это неправда.
Любезность совсем не в характере Кристиана Грея. Он вежлив, не более того. И маленький тихий голосок шепчет: возможно, Кейт права. От этой мысли у меня мурашки бегут по коже. Но ведь сказал же он: «Я рад, что Кейт не смогла приехать на интервью». В тихом восторге я обхватываю себя руками и начинаю раскачиваться из стороны в сторону, лелея мысль о том, что и впрямь, хоть ненадолго, ему понравилась. Кейт возвращает меня к реальности.
— Но у нас нет фотографа. Леви как раз на эти выходные уехал домой, в Айдахо-Фоллз. Вот он расстроится, когда узнает, что упустил шанс снять одного из ведущих американских промышленников!
— Хм… Может, попросить Хосе?
— Это мысль! Попроси его, он для тебя все на свете сделает. Потом позвонишь Грею и узнаешь, где ему удобнее. — Кейт ужасно бесцеремонна насчет Хосе.
— Думаю, ты должна сама ему позвонить.
— Кому, Хосе? — издевается Кейт.
— Нет, Грею.
— Ана, это у тебя с ним роман.
— Роман? — Мой голос взлетает на несколько октав. — Да я с ним едва знакома.
— Ну, ты по крайней мере с ним разговаривала, — отвечает Кейт с досадой. — И похоже, он хочет познакомиться с тобой поближе. Ана, просто позвони ему, и все, — в приказном тоне говорит она и вешает трубку. У нее иногда прорезаются командирские замашки. Я хмурюсь, глядя на телефон, и показываю ему язык.
Не успеваю я отправить сообщение Хосе, как в подсобку заходит Пол. Ему нужна наждачная бумага.
— Ана, у нас там полно посетителей, — желчно замечает он.
— Прошу прощения. — Я поворачиваюсь, чтобы идти.
— А где ты познакомилась с Кристианом Греем? — нарочито небрежно спрашивает Пол.
— Брала у него интервью для нашей студенческой газеты, когда Кейт заболела.
Я пожимаю плечами, стараясь, чтобы мои слова прозвучали естественно, но мне это удается не лучше, чем Полу.
— Кристиан Грей в «Клейтонсе». Ну, дела! — Он удивленно фыркает и трясет головой. — Ну, да ладно. Хочешь, сходим куда-нибудь сегодня вечером?
Каждый раз, когда Пол приезжает домой, он приглашает меня на свидание, и я всегда отказываюсь. Это уже стало традицией. Пол выглядит как типичный американский парень с обложки, но он совсем не похож на литературного героя, как ни старайся представить его в этом качестве. А Грей? — спрашивает меня мое подсознание, как бы подняв бровь. Я быстренько его затыкаю.
— Разве вы не будете сегодня отмечать день рождения твоего брата?
— Это завтра.
— Как-нибудь в другой раз, Пол. У меня на следующей неделе выпускные экзамены, мне надо заниматься.
— Ана, когда-нибудь ты ответишь мне «да»! — Он улыбается, и я спасаюсь бегством в торговый зал.
— Ана, я снимаю интерьеры, а не портреты, — стонет Хосе.
— Хосе, ну пожалуйста. — Сжимая телефон, я меряю шагами гостиную нашей квартиры и смотрю в окно на меркнущий вечерний свет.
— Дай мне телефон.
Кейт выхватывает у меня мобильный, откидывая за плечо шелковистые золотые волосы.
— Послушай, Хосе Родригес, если ты хочешь, чтобы наша газета сделала репортаж с открытия твоей выставки, ты должен быть завтра на съемках, усек? — Кейт умеет добиваться своего. — Хорошо. Ана тебе еще позвонит и скажет, когда и где. До завтра. — Она захлопывает телефон. — С этим улажено. Осталось только договориться о времени и месте. Звони ему. — Она протягивает мне мобильный. У меня скручивает живот. — Звони прямо сейчас.
Я бросаю на нее сердитый взгляд и лезу в задний карман за визиткой. Глубоко вздохнув, трясущимися пальцами набираю номер.
Он отвечает на второй звонок. Его голос сдержан, спокоен и холоден.
— Грей.
— Э… мистер Грей? Это Анастейша Стил. — Я не узнаю собственного голоса. Следует короткая пауза. Это просто невыносимо. В душе я вся трепещу.
— Мисс Стил. Рад вас слышать. — Тон изменился. Похоже, он удивлен; в голосе слышно тепло… и даже ласка. Дыхание прерывается, я краснею. Внезапно я осознаю, что Кэтрин Кавана смотрит на меня, открыв рот, и убегаю на кухню, чтобы скрыться от ее проницательных глаз.
— Я звоню по поводу фотосессии для статьи. — «Дыши, Ана, дыши». Мои легкие судорожно втягивают воздух. — Завтра, если вас устроит. Когда вам удобно, сэр?
Я почти вижу улыбку сфинкса.
— Я остановился в отеле «Хитман», в Портленде. Ну, скажем, завтра утром в половине десятого?
— Хорошо, мы приедем. — Я вне себя от восторга — как маленькая девочка, а не взрослая женщина, которая по закону штата Вашингтон имеет право голосовать и покупать алкоголь.