50 оттенков серого читать

Я смотрю, как Кристиан грациозно перемещается по кухне. Похоже, он живет в полном согласии со своим телом, но, с другой стороны, ему не нравится, когда его трогают… так что, возможно, до согласия далеко. «Нет человека, который был бы как остров, сам по себе,[10] — размышляю я, — за исключением, наверное, Кристиана Грея».
— О чем задумалась? — спрашивает Кристиан, вырывая меня из размышлений.
Я краснею.
— Просто смотрела, как ты движешься.
Он удивленно поднимает бровь и сухо спрашивает:
— И что?
Краснею еще сильнее.
— Ты очень грациозный.
— Благодарю за комплимент, мисс Стил, — говорит он и усаживается рядом со мной, держа бутылку вина. — Шабли?
— Да, пожалуйста.
— Ешь салат, — негромко предлагает он. — Так какой способ вы выбрали?
Я ошеломленно замираю, потом до меня доходит, что он говорит о визите доктора Грин.
— Мини-пили.
Он хмурится.
— И ты будешь принимать их ежедневно в одно и то же время?
Господи… конечно, буду. А он-то откуда знает? Наверное, от одной из пятнадцати, думаю я, заливаясь краской.
— Ты мне напомнишь, — сухо отвечаю я.
Кристиан смотрит на меня с удивленной снисходительностью.
— Установлю звуковой сигнал на свой календарь, — ухмыляется он. — Ешь.
Салат восхитителен. К своему удивлению, обнаруживаю, что сильно проголодалась, и впервые со дня нашей встречи я заканчиваю еду раньше Кристиана. Вино свежее, легкое, с фруктовым ароматом.
— Вам, как всегда, не терпится, мисс Стил? — улыбается Кристиан, глядя на мою пустую тарелку.
Я смотрю на него из-под опущенных ресниц и шепчу:
— Да.
Его дыхание учащается. Он пристально смотрит на меня, и я чувствую, как атмосфера вокруг нас медленно меняется, словно электризуется. Темный взгляд Кристиана загорается, он как будто уносит меня куда-то вдаль. Кристиан встает и стаскивает меня с высокого табурета в свои объятия.
— Хочешь попробовать? — выдыхает он, глядя мне глаза.
— Я еще ничего не подписывала.
— Знаю. Но в последнее время я часто нарушаю правила.
— Ты будешь меня бить?
— Да, но не для того, чтобы причинить тебе боль. Сейчас я не хочу тебя наказывать. Вот если бы ты попалась мне вчера вечером, это была бы совсем другая история.
Вот черт. Он хочет, чтобы я испытывала боль… ну и что мне делать? Я не могу скрыть своего ужаса.
— Не позволяй никому себя переубедить, Анастейша. Одна из причин, почему люди вроде меня делают это, кроется в том, что мы любим делать больно или когда больно делают нам. Все просто. Тебе это не нравится, и я вчера долго над этим думал.
Он притягивает меня к себе, и я чувствую, как напряженный член вжимается в мой живот. Надо бы бежать, но я не могу. Меня тянет к Кристиану на глубоком, первобытном уровне, чего я совершенно не понимаю.
— Ты что-нибудь решил? — шепчу я.
— Нет, а прямо сейчас я хочу тебя связать и оттрахать до потери пульса. Ты готова?
— Да, — выдыхаю я, чувствуя, как напрягается все тело… ох.
— Отлично. Пошли.
Он берет меня за руку, и мы, оставив грязную посуду на стойке, поднимаемся наверх.
Мое сердце колотится. Вот оно. Я готова. Моя внутренняя богиня кружится, как балерина экстра-класса, выписывая пируэт за пируэтом. Кристиан открывает дверь в свою игровую комнату, пропускает меня вперед, и вот я снова в Красной комнате боли.
Там все по-прежнему, запах кожи и цитрусовых, полированное красное дерево, очень чувственная обстановка. Кровь бежит по венам, разнося по моему телу жар и страх — адреналин, смешанный с похотью и желанием. Опьяняющая смесь. Поведение Кристиана неуловимо изменилось, он как будто стал жестче. Он смотрит на меня, и его глаза пылают от похоти… завораживают.
— Здесь ты полностью принадлежишь мне, — выдыхает он, медленно и четко выговаривая каждое слово. — И ты будешь делать все, что я захочу. Понятно?
Его взгляд такой настойчивый. Я киваю, во рту пересохло, а сердце вот-вот выскочит из груди.
— Разуйся, — тихо приказывает Кристиан.
Я сглатываю и неуклюже снимаю туфли. Кристиан поднимает их и аккуратно ставит у двери.
— Хорошо. Не медли, когда я велю тебе что-то сделать. А теперь я вытащу тебя из этого платья. Помнится, я хотел этого еще несколько дней назад. Я хочу, Анастейша, чтобы ты не стеснялась своего тела. Оно прекрасно, и я люблю на него смотреть. Для меня это большая радость. Честно говоря, я бы мог любоваться тобой целый день, и ты не должна смущаться или стыдиться своей наготы. Понятно?
— Да.
— Что — «да»? — Он бросает на меня сердитый взгляд.
— Да, господин.
— Ты говоришь искренне? — сурово спрашивает он.
— Да, господин.
— Хорошо. Подними руки над головой.
Я делаю то, что велено. Кристиан наклоняется и хватает подол моего платья. Очень медленно он тянет платье вверх, по моим бедрам, животу, груди, плечам и снимает его через голову. Делает шаг назад, чтобы оценить полученный результат, и рассеянно складывает платье, не сводя с меня глаз. Он кладет платье на большой комод у двери и, вытянув руку, дергает меня за подбородок. Прикосновение обжигает меня.
— Ты кусаешь губу, — выдыхает Кристиан и мрачно добавляет: — А ты знаешь, как это на меня действует. Повернись.
Я послушно поворачиваюсь. Он расстегивает мой бюстгальтер и медленно стаскивает обе лямки, тянет их вниз по рукам, касаясь кожи ногтями и кончиками пальцев. От его прикосновений у меня вдоль позвоночника бегают мурашки и просыпаются все нервные окончания. Он стоит сзади так близко, что я чувствую тепло его тела, и меня тоже брос ает в жар. Кристиан убирает мои волосы назад, за спину, потом хватает их в кулак и тянет, заставляя склонить голову набок. Он ведет носом вниз по моей обнаженной шее, вдыхая запах, потом возвращается к уху. От чувственного желания у меня сводит мышцы внутри живота. Ох, Кристиан едва коснулся меня, а я его уже хочу.
— Ты всегда божественно пахнешь, Анастейша, — шепчет он и нежно целует меня за ухом.
Я не могу сдержать стон.
— Тише, — выдыхает Кристиан. — Ни звука.
Забрав мои волосы назад, он, к моему удивлению, заплетает их в косу ловкими, проворными пальцами. Закончив, он стягивает косу резинкой для волос и резко дергает, подтаскивая меня к себе.
— Здесь мне нравится, когда твои волосы заплетены, — шепчет он.
Хм… почему?
Кристиан отпускает мои волосы.
— Повернись, — командует он.
Я делаю, что велено. Дыхание сбивается, страх и желание смешались в опьяняющий коктейль.
— Когда я приказываю тебе прийти сюда, ты должна раздеться до трусов. Понятно?
— Да.
— Что «да»? — Он сердито смотрит на меня.
— Да, господин.
Уголок его рта кривится в улыбке.
— Хорошая девочка. — Он пристально смотрит мне в глаза. — Когда я приказываю тебе прийти сюда, я хочу, чтобы ты стояла на коленях вот здесь. — Он показывает на пол возле двери. — Давай, вставай.
Я растерянно мигаю, переваривая приказ, потом неуклюже опускаюсь на колени.
— Ты можешь сесть на пятки.
Я сажусь на пятки.
— Положи ладони и предплечья на бедра. Хорошо. Теперь раздвинь колени. Шире. Еще шире. Отлично. Смотри вниз, на пол.
Кристиан подходит ко мне, я вижу только его лодыжки и ступни. Босые ступни. Надо бы записывать его слова, если уж он хочет, чтобы я все запомнила. Он вновь хватает меня за косу и с силой оттягивает мою голову назад. Ощущение на грани боли. Я смотрю на Кристиана.
— Ты запомнишь эту позу, Анастейша?
— Да, господин.
— Хорошо. Жди здесь, не двигайся.
Он выходит из комнаты.
Я стою на коленях и жду. Куда он ушел? Что он будет со мной делать? Время идет. Не знаю, надолго ли он меня оставил… на пять минут, десять? Дыхание становится прерывистым, ожидание сжигает меня изнутри.
Внезапно Кристиан возвращается, и я сразу успокаиваюсь, но вместе с тем возбуждаюсь еще сильнее. Куда уж сильнее? Я вижу его ноги. Он надел другие джинсы. Эти явно старее, потертые и рваные. Вот черт! Очень сексуально. Кристиан закрывает дверь и что-то на нее вешает.
— Хорошая девочка, Анастейша. Ты замечательно выглядишь в такой позе. Молодец. А теперь встань.
Я встаю, но не поднимаю лица.
— Можешь посмотреть на меня.
Робко гляжу на него. Кристиан смотрит на меня оценивающим взглядом, но глаза уже не такие строгие. Он без рубашки. Ох… как же я хочу к нему прикоснуться! Верхняя пуговица на его джинсах расстегнута.
— Сейчас я надену на тебя наручники, Анастейша. Дай мне правую руку.
Я протягиваю руку. Он поворачивает ее ладонью вверх и едва уловимым движением ударяет прямо посредине стеком, который я не заметила раньше. Все происходит так быстро, что я не успеваю удивиться. Поразительно, но я не чувствую боли, так, легкое жжение.
— Как ощущения? — спрашивает Кристиан.
Я смущенно моргаю.
— Отвечай.
— Все нормально. — Я хмурюсь.
— Не хмурься.
Мигаю и пытаюсь придать лицу безучастное выражение. У меня получается.
— Было больно?
— Нет.
— И не будет. Поняла?
— Да, — неуверенно отвечаю я.
Неужели и вправду не будет?
— Я говорю серьезно.
Черт, мне не хватает дыхания. Откуда Кристиан знает, что я думаю? Он показывает мне стек. Он из коричневой плетеной кожи. Я вскидываю взгляд на Кристиана, и вижу, что его глаза горят от удовольствия.
— Наша цель — угодить клиенту, мисс Стил, — произносит он. — Пойдем.
Он берет меня за локоть, ведет под решетку и опускает с нее цепи с черными кожаными наручниками.
— Эта решетка сконструирована так, чтобы по ней могли двигаться цепи.
Я смотрю вверх. Ох, ни фига себе — она похожа на схему метро.
— Начнем здесь, но я хочу трахнуть тебя стоя. Так что мы закончим вон у той стены.
Он показывает на большой деревянный крест в виде буквы Х.
— Подними руки над головой.
Я повинуюсь. У меня такое ощущение, что я покинула свое тело и наблюдаю за происходящим со стороны. Это за гранью восторга, за гранью эротичности. Я никогда не делала ничего страшнее и восхитительнее одновременно — полностью доверилась человеку, который, по его собственным словам, испытал пятьдесят оттенков зла. Подавляю приступ паники — Кейт и Элиот знают, что я здесь.
Кристиан встает рядом со мной, чтобы застегнуть наручники. Я смотрю на его грудь. Его близость божественна. Он пахнет гелем для душа и самим собой, одурманивающий запах, который возвращает меня к реальности. Я хочу уткнуться носом в грудь Кристиана, провести языком дорожку сквозь поросль волос. Если чуть податься вперед…
Он делает шаг назад и смотрит на меня из-под полуопущенных век с нескрываемой похотью и вожделением. Со связанными руками я совершенно беспомощна, но от одного-единственного взгляда на его красивое лицо чувствую, как влажнеет у меня между ног. Кристиан медленно обходит вокруг меня.
— Вы прекрасны со скованными руками, мисс Стил. И ваш дерзкий рот молчит. Мне это нравится.
Он встает передо мной, подцепляет пальцами мои трусики и неторопливо стягивает их вниз по моим ногам, невыносимо медленно обнажает меня полностью и наконец опускается на колени рядом со мной. Не сводя с меня глаз, он комкает мои трусики, подносит к носу и глубоко вдыхает. Твою ж мать! Неужели он это сделал? С озорной усмешкой Кристиан запихивает мои трусы в карман джинсов.
Грациозно и лениво, как большой дикий кот, Кристиан поднимается на ноги, касается кончиком стека моего пупка, медленно обводит его — дразнит меня. От прикосновения кожи я вздрагиваю и хватаю ртом воздух. Кристиан снова обходит вокруг меня, ведя стеком по моему телу. На втором круге он неожиданно взмахивает стеком, хлестнув меня сзади снизу… прямо между ног. Я кричу от неожиданности, нервные окончания словно оголены. Удар отзывается странным сладчайшим и изысканным ощущением. Дергаюсь, натягивая цепи.
— Тише! — шепчет Кристиан и снова обходит вокруг меня, ведя стеком чуть выше.
В этот раз я уже готова к хлесткому удару… ох. Тело содрогается от сладкой жгучей боли.
Еще один круг, в этот раз удар обжигает сосок, и я откидываю голову назад, мои нервы звенят. Стек задевает второй сосок… кратчайшая сладостная пытка. Мои соски набухают и твердеют под ударами, издав громкий стон, я повисаю на кожаных наручниках.
— Тебе приятно? — выдыхает Кристиан.
— Да.
Он ударяет меня по ягодицам. В этот раз стек больно жалит кожу.
— Что — да?
— Да, господин, — скулю я.
Кристиан останавливается, но я его не вижу. С закрытыми глазами я пытаюсь справиться с мириадами ощущений, которые проносятся по моему телу. Очень медленно Кристиан осыпает легкими жалящими ударами мой живот, спускаясь ниже и ниже. Я знаю, куда он направляется, собираюсь с силами, но не выдерживаю и громко кричу, когда стек обжигает клитор.
— О-о-о… пожалуйста!
— Тише! — приказывает он и снова ударяет меня по заду.
Не знала, что все будет вот так… я словно потерялась. Потерялась в море ощущений. Неожиданно Кристиан ведет стеком у меня между ног, через волосы на лобке ко входу в вагину.
— Посмотри, какая ты влажная, Анастейша. Открой глаза и рот.
Я завороженно выполняю приказ. Он засовывает кончик стека мне в рот, совсем как в моем сне. Вот это да!
— Попробуй, какая ты на вкус. Соси. Соси сильнее, детка.
Встречаюсь с ним взглядом и обхватываю стек губами. К яркому вкусу кожи примешивается соленый привкус моего возбуждения. Глаза Кристиана горят, он в своей стихии.
Он вытаскивает стек из моего рта, хватает меня и страстно целует, его язык проникает в мой рот. Кристиан прижимает меня к себе, его грудь упирается в мою. Мне безумно хочется его потрогать, но не могу — руки скованы над головой.
— О, Анастейша, ты восхитительна на вкус! — выдыхает Кристиан. — Хочешь кончить?
— Пожалуйста! — умоляю я.
Стек обжигает ягодицы. Ой!
— Что, пожалуйста?
— Пожалуйста, господин, — хныкаю я.
Он торжествующе улыбается.
— При помощи вот этого? — Он поднимает стек.
— Да, господин.
— Ты уверена? — Кристиан смотрит на меня строгим взглядом.
— Да, пожалуйста, господин.
— Закрой глаза.
Я повинуюсь, и все исчезает — комната, Кристиан… стек. Кристиан вновь начинает осыпать мой живот легкими жалящими ударами. Он спускается вниз, стек задевает мой клитор — раз, другой, третий, снова и снова, и наконец вот оно — я не выдерживаю, кончаю с громким восторженным криком и бессильно повисаю на цепях. Ноги словно ватные, и Кристиан подхватывает меня. Я растворяюсь в его объятиях, кладу голову ему на грудь и только слабо поскуливаю, пока внутри пульсируют отголоски оргазма. Кристиан поднимает меня и несет, мои руки по-прежнему скованы над головой. Спиной чувствую прохладное прикосновение полированного деревянного креста. Кристиан отпускает меня на несколько секунд, пока расстегивает пуговицы на джинсах и надевает презерватив, потом вновь поднимает, взяв за бедра.
— Обхвати меня ногами, детка.