50 оттенков серого читать

Я с трудом заснула прошлой ночью. Голова гудела от мыслей. Я совершенно растеряна. Отношения, в которые Кристиан хочет меня втянуть, больше похожи на предложение работы. Определенные часы, должностные обязанности и довольно суровый порядок разрешения трудовых споров. Не так я представляла себе свой первый роман — хотя, конечно, Кристиана не интересует романтика. Если я скажу ему, что мне нужно больше, он может отказаться… и тогда я не получу даже того, что он предлагает. И это меня тревожит, так как я не хочу его потерять. Не уверена, что у меня хватит смелости стать его сабой — честно говоря, я боюсь плетей и розог. Я — трусиха и сделаю все что угодно, чтобы избежать физической боли. Вспоминаю свой сон… Неужели все будет, как в нем? Моя внутренняя богиня подпрыгивает, машет чирлидерскими помпонами и кричит «да».
Возвращается Кейт со своим ноутбуком. Я сосредоточенно ем тосты и терпеливо слушаю речь, которую она подготовила для выпускной церемонии.
Я уже одета и готова к выходу, когда приезжает Рэй. Открываю дверь, и вот он, в плохо подогнанном костюме стоит на крыльце. Меня охватывает волна благодарности и любви к этому незамысловатому человеку, и я бросаюсь ему на шею, хотя обычно не проявляю свои чувства подобным образом. Рэй озадачен и смущен.
— Эй, Ана, я тоже рад тебя видеть! — бормочет он и обнимает меня. Потом отстраняется и, нахмурившись, берет меня за плечи и окидывает внимательным взглядом. — Ребенок, ты в порядке?
— Конечно, па! Неужели девушка не может порадоваться своему старику?
Он улыбается, от чего в уголках его темных глаз появляются морщинки, и идет за мной в гостиную.
— Отлично выглядишь!
— Это платье Кейт. — Я смотрю вниз на серое шифоновое платье с лямкой через шею.
Рэй хмурится.
— А где Кейт?
— Уехала в кампус. Сегодня она выступает с речью, так что должна быть пораньше.
— А нам не пора?
— Пап, у нас еще полчаса. Хочешь чаю? И расскажи мне, чего нового в Монтесано. Как прошла поездка?
Рэй оставляет машину на университетской стоянке, и мы направляемся в спортивный зал, следуя за людским потоком, в котором мелькают многочисленные черные и красные мантии.
— Удачи, Ана. Похоже, ты ужасно волнуешься. Тебе тоже нужно выступать?
Вот черт! Ну почему Рэй выбрал именно этот день чтобы проявить излишнюю наблюдательность?
— Нет, пап. Просто сегодня такой важный день.
«И я увижу Кристиана», — добавляю я мысленно.
— Да, моя малышка получает диплом. Я горжусь тобой, Ана.
— Э-э… спасибо, Рэй.
Я люблю этого человека.
В спортзале полно народу. Рэй идет к зрительским трибунам, где сидят родственники и друзья, а я ищу свое место. На мне черная мантия и четырехугольная шапочка, и под их защитой я чувствую себя неузнаваемой. На сцене пока никого нет, но я никак не могу успокоиться. Сердце бешено стучит, дыхание поверхностное. Кристиан где-то здесь. Кто знает, может, сейчас Кейт говорит с ним, расспрашивает. Пробираюсь к своему месту среди других студентов, чьи фамилии начинаются с буквы «С». Я сижу во втором ряду, что делает меня еще незаметнее. Оглядываюсь вокруг и высоко на трибуне замечаю Рэя. Машу ему рукой. Он смущенно то ли машет, то ли салютует в ответ. Сажусь и жду.
Зал быстро заполняется, гул возбужденных голосов становится все громче и громче. На ряду передо мной уже нет свободных мест. Две незнакомые девушки с другого факультета садятся на стулья рядом со мной. Они явно подруги и переговариваются через меня.
Ровно в одиннадцать часов из-за сцены выходит ректор в сопровождении трех проректоров, а за ними — старшие преподаватели, все в полном академическом облачении черного и коричневого цветов. Мы встаем, приветствуя педагогический состав аплодисментами. Некоторые преподаватели кивают и машут, другим, похоже, скучно. Профессор Коллинз, мой научный руководитель и самый любимый преподаватель, выглядит как обычно — словно только что встал с кровати. Последними на сцену выходят Кейт и Кристиан. Кристиан в сшитом на заказ сером костюме и с волосами, отливающими медным блеском в ярком свете ламп, выгодно отличается от всех остальных. Серьезный и сосредоточенный, он садится, расстегивает однобортный пиджак, и я замечаю его галстук. Вот черт… это тот самый галстук! Машинально тру запястья. Я не могу отвести от Кристиана глаз — его красота, как всегда, приводит меня в смятенье, — и он надел тот галстук наверняка не без умысла. Чувствую, как губы сжимаются в тонкую линию. Зрители садятся, и аплодисменты стихают.
— Ты только посмотри на него! — восторженно выдыхает одна из моих соседок, обращаясь к подруге.
— Он такой сексуальный!
Я цепенею. Вряд ли они говорят о профессоре Коллинзе.
— Должно быть, это Кристиан Грей.
— Он свободен?
Меня переполняет негодование.
— Не думаю, — бормочу я.
— Ой! — обе девушки удивленно смотрят на меня.
— По-моему, он гей, — выдавливаю я.
— Вот обидно! — вздыхает одна из девушек.
Пока ректор встает и речью открывает церемонию, я наблюдаю, как Кристиан незаметно оглядывает зал. Я вжимаюсь в стул и сутулюсь в попытке стать как можно незаметнее. Безуспешно — секунду спустя взгляд серых глаз встречается с моим. Кристиан невозмутимо смотрит на меня, на его лице застыло непроницаемое выражение. Я неловко ерзаю, загипнотизированная его взглядом, и чувствую, как медленно заливаюсь краской. Невольно вспоминаю утренний сон, и мышцы в животе сладостно сжимаются. Я резко вдыхаю. На губах Кристиана мелькает легкая улыбка. На долю секунды он прикрывает глаза, а потом его лицо принимает прежнее невозмутимое выражение. Мельком взглянув на ректора, Кристиан смотрит вперед, на эмблему университета, которая висит над входом. Его взгляд больше не обращается в мою сторону. Ректор все говорит и говорит, а Кристиан по-прежнему не смотрит на меня, сидит, уставившись прямо перед собой.
Ну почему он не смотрит на меня? Может, передумал? Мне становится не по себе. Наверное, мое бегство вчера вечером стало для него последней каплей. Он устал ждать, пока я приму решение. Ох, нет, похоже, я все испортила. Вспоминаю его последний е-мейл. Возможно, он злится из-за того, что я не ответила.
Внезапно зал взрывается аплодисментами, и слово получает мисс Кэтрин Кавана. Ректор садится, а Кейт откидывает назад прекрасные длинные волосы и кладет перед собой листки с речью. Она не торопится, ее не смущает тысяча зрителей, которые глядят на нее во все глаза. Закончив приготовления, Кейт улыбается, смотрит на завороженную толпу и начинает говорить. Она так уверенна и остроумна, что мои соседки разражаются смехом при первой же шутке. «Ох, Кэтрин Кавана, ты знаешь, как привлечь внимание!» Я горжусь ею, и даже мыс ли о Кристиане отходят на второй план. Я уже слышала эту речь, но внимаю каждому слову. Кейт завладела аудиторией и ведет ее за собой.
Речь посвящена тому, что нас ждет после колледжа. Вот именно, что? Кристиан смотрит на Кейт, слегка приподняв брови. Думаю, он удивлен. Да, могло случиться так, что интервью у него брала бы Кейт. И ей он делал бы неприличные предложения. Ослепительная Кейт и красавец Кристиан вместе. Я могла бы восхищаться им издали, как эти две девушки, что сидят рядом со мной. Наверняка Кейт не стала бы ему угождать. Как там она назвала его на днях? Жуткий. От мысли о конфронтации между Кристианом и Кейт мне становится не по себе. Честно говоря, даже не знаю, на кого бы я поставила.
Кейт эффектно заканчивает выступление, и зал взрывается одобрительными возгласами и аплодисментами, все встают. Первая бурная овация Кейт. Я улыбаюсь ей и что-то кричу, она улыбается в ответ. Молодчина, Кейт! Она садится, зрители тоже, а ректор встает и представляет Кристиана. Вот черт, Кристиан будет выступать с речью! Ректор коротко упоминает о его достижениях: генеральный директор собственной чрезвычайно успешной компании, человек, который добился успеха собственными силами.
— …а также главный благотворитель нашего университета. Поприветствуем мистера Кристиана Грея!
Ректор трясет руку Кристиана, в зале звучат вежливые аплодисменты. У меня сердце подступает к горлу. Кристиан подходит к трибуне и окидывает взглядом аудиторию. Как и Кейт, он держится очень уверенно. Мои соседки подаются вперед, они явно восхищены. Думаю, большая часть женской аудитории последовала их примеру, и некоторые из мужчин тоже. Кристиан начинает говорить, его тихий, неторопливый голос завораживает.
— Я искренне польщен и благодарю за честь, оказанную мне сегодня руководством Вашингтонского университета. Я получил редкую возможность рассказать об огромной работе, которую проводит университетская кафедра экологии. Наша промежуточная цель — разработать рентабельные и экологически безопасные способы ведения сельского хозяйства для стран третьего мира, а конечной целью мы видим устранение голода и нищеты во всем мире. Более миллиарда людей, в основном из стран Африки к югу от Сахары, а также Южной Азии и Латинс кой Америки, живут в крайней нищете. Бедственное положение в сельском хозяйстве стало привычным для этих регионов и является результатом разрушения природного комплекса и социальной среды. Я не понаслышке знаю, что такое голод. Для меня это очень личное…
У меня отвисает челюсть. Что? Кристиан когда-то голодал. Ох, ни фига себе! Что ж, это многое объясняет. Я вспоминаю интервью — он на самом деле хочет накормить весь мир. Я судорожно вспоминаю статью Кейт. Его усыновили в четыре года. Не могу представить, что Грейс морила его голодом, наверное, это случилось еще до усыновления, когда Кристиан был совсем маленьким. Я сглатываю, сердце сжимается от мысли о голодном сероглазом малыше. О, нет. Какую жизнь он вел, пока семейство Грей не нашло его и не усыновило? Меня охватывает чувство возмущения. Бедный, униженный, извращенный филантроп Кристиан — хотя я больше чем уверена, что он не видит себя в таком свете и отверг бы любое проявление жалости или сочувствия. Внезапно зал разражается аплодисментами и встает. Я тоже встаю, хотя пропустила половину выступления мимо ушей. Он занимается благотворительностью, руководит огромной компанией и одновременно преследует меня. Потрясающе. Я вспоминаю обрывки разговора о Дарфуре… Все сходится. Еда.
Кристиан коротко улыбается теплому приему — даже Кейт аплодирует — и садится на место. Он не смотрит в мою сторону, а я ошарашенно пытаюсь осмыслить новую информацию.
Встает один из проректоров, и начинается долгая, утомительная церемония вручения дипломов. Их более четырехсот, и проходит почти целый час, прежде чем я слышу свое имя. В компании двух хихикающих девиц иду к сцене. Кристиан смотрит на меня теплым, но сдержанным взглядом.
— Поздравляю, мисс Стил, — говорит он и пожимает мою руку. Его прикосновение ласковое, но настойчивое. — У вас сломался ноутбук?
Он вручает мне диплом, а я хмурюсь.
— Нет.
— Тогда почему вы не отвечаете на мои е-мейлы?
— Я видела только то письмо, где говорится о передаче контроля над активами.
Кристиан озадаченно смотрит на меня.
— Позже, — бросает он, и я вынуждена уйти со сцены, чтобы не задерживать очередь выпускников.
Церемония продолжается еще час. Похоже, она никогда не закончится. Наконец под громкие аплодисменты ректор выводит на сцену весь преподавательский состав, впереди идут Кристиан и Кейт. Кристиан не смотрит на меня, хотя я очень этого хочу. Моя внутренняя богиня недовольна.
Я стою и жду, пока не разойдется наш ряд зрителей, когда меня окликает Кейт. Она направляется ко мне из-за сцены.
— Кристиан хочет с тобой поговорить! — кричит она.
Мои соседки, которые тоже встали, поворачиваются и изумленно смотрят на меня.
— Он послал меня за тобой, — продолжает Кейт.
Ох…
— Прекрасная речь, Кейт.
— Да, неплохо получилось. — Она сияет. — Так ты идешь? Он может быть весьма настойчивым.
Кейт закатывает глаза, и я улыбаюсь.
— Ты даже не представляешь, насколько… Я не могу надолго оставить Рэя.
Я нахожу взглядом Рэя и поднимаю руку, показывая, что задержусь на пять минут. Он согласно кивает, и я следую за Кейт в коридор за сценой. Кристиан разговаривает с ректором и двумя преподавателями. Заметив меня, он поднимает голову.
— Прошу прощенья, джентльмены, — говорит он и направляется ко мне, одарив Кейт мимолетной улыбкой.
— Спасибо, — благодарит Кристиан и, прежде чем Кейт успевает ответить, берет меня за локоть и затаскивает в какую-то комнатушку, похоже, мужскую раздевалку.
Он осматривается и, удостоверившись, что кроме нас там никого нет, закрывает дверь на замок.
Вот черт, что у него на уме? Я мигаю, когда он поворачивается ко мне.
— Почему ты не ответила на мое письмо? Или на SMS-сообщение?
Он смотрит на меня свирепым взглядом. Я сконфужена и растеряна.
— Я сегодня не заглядывала ни в компьютер, ни в телефон.
Ни хрена себе, неужели он звонил? Я применяю технику отвлечения, которая отлично работает при общении с Кейт.
— Прекрасная речь.
— Спасибо.
— Теперь понятно, почему ты так зациклен на еде.
Кристиан проводит рукой по волосам и, похоже, сердится.
— Анастейша, я не хочу обсуждать это сейчас. — Он со страдальческим видом закрывает глаза. — Я волновался за тебя.
— Почему?
— Потому что ты уехала домой в этой развалюхе, которую называешь машиной.
— Развалюха? Она в отличном состоянии. Хосе регулярно ее осматривает и ремонтирует.
— Хосе? Тот фотограф? — Глаза Кристиана сужаются, лицо принимает ледяное выражение.
Вот дерьмо!
— Да, «Фольксваген» когда-то принадлежал его матери.
— Ага, а еще раньше бабушке и прабабушке. Эта машина небезопасна.
— Я вожу ее больше трех лет. Извини, что заставила волноваться. Почему ты не позвонил?
Господи, как же болезненно он все воспринимает!
Кристиан делает глубокий вдох.
— Анастейша, мне нужен твой ответ. Ожидание сводит меня с ума.
— Кристиан, я… Слушай, я оставила отчима одного.
— Завтра. Я хочу получить ответ завтра.
— Хорошо. Завтра и получишь.
Прищурившись, смотрю на него.
Он отступает назад, не сводя с меня холодного взгляда, его плечи расслабляются.
— Останешься выпить?
— Я не знаю, как Рэй скажет.
Твой отчим? Я хочу с ним познакомиться.
О, нет… Это еще зачем?
— Не стоит.
Кристиан отпирает дверь, его рот мрачно сжат.
— Ты меня стыдишься?
— Нет! — Теперь моя очередь злиться. — Как, по-твоему, я должна тебя представить? «Это человек, который лишил меня девственности и хочет вступить со мной в БДСМ-отношения?» Ты не надел кроссовки для бега.
Кристиан сердито смотрит на меня, потом его губы кривятся в улыбке. И хотя я безумно на него зла, не могу удержаться и тоже улыбаюсь в ответ.
— К твоему сведению, я очень быстро бегаю. Просто скажи, что я твой друг, Анастейша.
Он открывает дверь, и я выхожу первой. Мысли скачут в разные стороны. Ректор, три проректора, четыре профессора и Кейт изумленно таращатся на меня, когда я торопливо прохожу мимо них. Твою ж мать! Оставив Кристиана с преподавателями, отправляюсь на поиски Рэя.